RameryStar
Пойми, кто ты есть, и не изменяй себе
Название: Перекрестье миров
Автор: RameryStar; Огненная Тигрица
Жанр: Фэнтези
Фандом: Средиземье, книга и игра «Метро 2033»
Состояние: Закончен
Краткое содержание: Принц Амрундора Зойерин попадает в мир, уничтоженный ядерной войной.
Предупреждение: AU, OOC

Часть 2.

Хантер

Когда таинственный гость более-менее пришёл в себя, Артём был в дозоре. Амалия не смогла пойти с ним, ибо у неё случился очередной приступ удушающего кашля и ломоты в теле. Когда Зойерин пришёл в себя, он увидел перед собой миловидную девушку с ясными серыми глазами и длинными тёмно-русыми волосами - это была Амалия. Девушка удивилась, когда гость заговорил на русском языке. Она узнала, что гостя зовут Зойерин, он эльф и прибыл откуда-то издалека. Амалия решила попытаться объяснить Зойерину, почему люди живут в метро. Его врожденный ум и быстрая способность запоминать большое количество информации помогли быстро понять основные события минувших лет. И немало ужасался эльф тому, что пришлось ему услышать. Страшная ядерная война, сметенные и уничтоженные до безжизненных обломков цивилизации людей, смерти миллиардов невинных душ и порожденные радиацией отвратительные уродливые и злобные монстры... С трудом сдерживал слезы чувствительный Зойерин, живо представив в своем сознании то, что произошло на Земле и в каких тяжелых и страшных условиях теперь живут люди. В голове у него никак не могло отложиться, как это было возможно... Война, уничтожившая планету. И эта добрая прекрасная девушка, тяжело страдающая от жестокой болезни - как защемило сердце Зойерина... Он сам, знающий, каково быть обделенным здоровьем, живо и искренне представил, как тяжело Амалии выживать в ее состоянии в столь тяжелых условиях, где нет ни роскоши, ни комфорта, ни всего того, к чему сызмала привык принц. Потому он не счел нужным говорить Амалии о своем титуле. Пусть он сможет быть ей просто другом и хоть чем-то облегчить ее страдания... И подарить частичку заботы и тепла этим исстрадавшимся от беспрерывной борьбы за выживание людям. В этом Зойерин видел свой долг. Прежде всего потому, что сердцем увидел, душой почувствовал, что неспроста он попал сюда - ради помощи людям этого мира и их утешения. Прежде всего - этой девушки Амалии. И она чувствовала его мысли. К тому же мягкий и приветливый Зойерин сразу располагал впечатление в свою пользу.
- Зови меня просто Зой, - тихо сказал принц. Ему было неловко ощущать себя титулованной особой. Да и стыдно было за то, что он всю свою юность, все 16 лет позволял себе наслаждаться заботой, роскошью, красотой и уютом, когда эти люди были обделены даже элементарными спокойными условиями быта... Это было так несправедливо...
- Зой... Хорошо... - Амалия кивнула. С Зоем ее душе было тепло и спокойно. И она, усевшись рядом, стала рассказывать ему особенности жизни в московской подземке, раскрывая разные детали, которые могли быть полезны гостю. Зойерин был сильно напуган ее рассказом. Ведь до этого приключения с тоннелем и проникновения в мир планеты Земля он совершенно не был подготовлен к такой суровой жизни. Родители и придворные оберегали его от малейших волнений или страхов... Он не видел ничего страшнее шпаги на тренировках с отцом, а о чудищах знал только со слов, избегая из вида по своей впечатлительности, даже в виде дистанционной трансляции новостей или документалистики Амрундора. А тут все эти страхи, только куда более весомые и близкие - живая реальность. И смотря в глаза Амалии Зой понимал: научиться преодолевать страхи и суметь помочь своим новым друзьям защититься - теперь его прямая обязанность. Может, это будет иметь смысл и для будущего Земли, и Арды?
К возвращению Артёма из дозора Зойерин уже был более-менее в курсе того, что заставило людей жить в метро. Он был вполне бодр, поднялся с постели и удовлетворительно себя чувствовал, только был все еще слишком бледен. Но видно было, что с Амалией он очень хорошо сдружился - они вышли к ним навстречу вместе, - эльф почтительно пропустил девушку вперед. К тому же был нереально красив для человека внешне. Свои шикарные белокурые локоны он стянул сзади в хвост, и на тоненькие плечики накинул какую-то куртку, предложенную Амалией. Вместе с девушкой он направился к крепко сложенному парню с короткими русыми волосами и чёрными глазами.
Амалия сразу заметила, что вместе с Артёмом пришёл сурового вида и крепкого телосложения мужчина.
- Кто это, Артём? - спросила Амалия.
- Хантер, друг дяди Саши, - ответил Артём. - У него есть разговор к отчиму. Говорит, нам тоже будет интересно.
Простите, - мягко спросил Зойерин, - а я... я могу... пойти с вами? Мне тоже интересно послушать новости.
На самом деле не только любопытство, но и долг чести и осознание принести хоть какую-то пользу и оказаться хоть чем-то пригодным для спасших его людей, двигали Зойерином. Находиться в больничном помещении в бездействии и ждать, когда кому-то может угрожать опасность, он не мог. А она грозила - это эльф почувствовал по суровому лицу Хантера.
- Да конечно, - пожала плечами Амалия. - Артём, это Зойерин, он прибыл откуда-то издалека. Он мало знаком с нашей жизнью, но готов помочь.
Когда Хантер увиделся с Александром Сухим, он обратился к Артёму:
- Артём, я раздобыл древние открытки с видами Нью-Йорка. Держи.
С этими словами протянул Артёму, коллекционировавшему открытки с достопримечательностями, открытку с изображением Статуи Свободы.
- Кто вообще этот Хантер? - спросил с опаской Зойерин. Хантер произвел на него отталкивающее и пугающее впечатление.
- Сам толком не знаю, - ответил Артём. - Он говорит, что является Охотником - тем, кто выслеживает и уничтожает всё, что представляет опасность для людей.
«Охотник, уничтожающий угрозу в зародыше? - подумал Зойерин. - Надо бы взять на заметку».
Тем временем Хантер разговаривал с Сухим о чёрных.
- Это не просто мутанты, поверь мне, - заметил Александр. - Это что-то новое, что-то страшное.
- Чёрные, да? К чёрту детали, - сказал, как отрезал, Хантер. - У нас в Ордене заведено так: врагов надо истреблять.
Неожиданно механизированный женский голос сказал:
- Тревога! Кто-то проник в главную вентиляционную шахту! Они идут сверху!
- Господи! - переполошился один из находившихся рядом солдат. - Здесь же за стенкой наша больница!
- Кирилл, - приказал Сухой солдату, - бери ребят и закрывай проход. Хантер, мы...
- Саныч, - сурово сказал Хантер, - мы остаёмся здесь.
- Зойерин, - спросил Артём, - ты с ножом управляться умеешь?
- Отец учил меня владеть шпагой, - неуверенно ответил Зойерин.
- Хоть какие-то навыки. - С этими словами Артём дал Зойерину свой штык-нож. - Без него пропадёшь.
Зойерин осторожно взял оружие в руку - простое, грубоватое, но крепкое. По его спине пробежал озноб страха: одно дело тренироваться владеть клинком под руководством отца и знать, что это только для статуса, а другое дело - сражаться в реальном бою с реальными врагами, которые, судя по рассказам Амалии, были очень опасны. Но отступать было нельзя. Эльф выдохнул и сжал рукоять оружия тонкой маленькой ручонкой.
Причиной тревоги были несколько обыкновенных упырей, проникших в вентиляцию. Это были жилистые твари с серой кожей, напоминающие свиней и передвигающиеся на двупалых задних конечностях. Трёхпалыми передними конечностями они действовали, как руками, а пасть была полна острых зубов. Подрагивающий нос-хоботок только усиливал жуткое впечатление.
Пришлось попотеть, чтобы разделаться с упырями. Зойерин, увидев их вживую, едва не умер от страха и ужаса. Их рык и весь внешний вид, умноженный на свирепость, обездвижил эльфа на месте. Он с зажатым в руке оружием, оцепенев, неподвижными вытаращенными глазами смотрел прямо в морду идущему на него упырю... Артем расправился с ним и оттащил Зойерина в угол, оставив его там. Тот не соображал, что делать, так как находится в полубессознательном, шоковом от ужаса состоянии. Его сердце бешено колотилось.
- Не бойся, тут драться надо... А не дрожать, - с укором бросил Зою Артем, пытаясь легкими шлепками по щекам привести его в чувство. - Давай, соберись с духом.
- Я... я попробую... - прошептал Зой, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание. Артем уловил его состояние и усадил на каменный пол, а сам поспешил закончить начатое.
Зойерин через минут десять пришел в себя. Но все еще находится в состоянии полушока. Теперь ум четко говорил: «Твои друзья сражаются с теми зверюгами... А ты позволил себе допустить эту никчемную слабость... Эту трусость... У тебя в руке оружие. И ты - ты дал слово быть полезным этим людям. Так на деле докажи свои слова! Перебори себя».
С этими мыслями эльф поспешил из-за своего угла, где его оставил Артем, на помощь друзьям. Оставалось еще прилично тварей. Надо было спешить. Зойерин, выставив нож-штык, как когда-то шпагу в Амрундоре, осторожно подбирался к сражающимся. Но потом сообразил: ему их не одолеть. Но если представить, как отец учил его фехтованию? Плохо представляется. Обстановка не та. И друзей рядом нет. Потому что они сражаются с этими монстрами. И он должен. Зой взял покрепче нож и устремился на ближайшего упыря, который сражался с Амалией. Уроки отца сразу встали в его памяти: настала пора применить их на деле. Тем более, вдвойне пора, когда она, измученная болезнью девушка, бьется насмерть с этими тварями, а он стоит в стороне и дрожит от страха. Так не должно быть!
Зойерин четко понимал: длительный бой не для него. Задохнется и выйдет из строя после пары минут. Так если попробовать уложить врага за эту пару минут, прежде чем силы начнут покидать? Остогер, да и отец всегда говорили, что жизнь - это путь, на котором всегда подстерегает смерть. Не рискуя - не победить. А сейчас приходилось рисковать жизнью... Ради этой девушки Амалии, ради ее брата Артема, и ради этих измученных жизнью людей, которые почти каждый день видят эти страхи и живут с ними.
Эльф изловчился, осторожно подкрался к упырю... И саданул по нему лезвием. И тут же отпрянул - упырь обернулся на него... Зато Амалия смогла получить передышку. Зойерин, видя, как упырь пошел прямо на него, разъяренный раной, инстинктивно выставил вперед клинок и закрыл от ужаса глаза, приготовившись погибнуть. Шок снова овладел им... Упырь подался на эльфа, но свалился - рана, нанесенная оружием Зойерина, сразила его.
Не сразу Зойерин понял, что упырь мёртв. Он едва держался на ногах, до предела взволнованный и напряженный. Никогда в жизни ему не было так страшно. С тварями, однако, было покончено.
- Ну ты молодец, Зой! Сам упыря завалил! - хлопнул его по плечу Артем, отчего Зойерин полностью обессиленный, без чувств осел ему на руки - для него дружеский хлопок товарища был слишком крепок, да и напряжение вконец добило его. - Еще пара таких раз, и упыри могут бояться! Давай, очнись же!!! Все позади, приходи в себя…
- Я и сам не понял, как это сделал... - пролепетал Зойерин, открыв глаза. - Извините. Мне надо немного прийти в себя от пережитого...
- Конечно! Без проблем! - улыбнулись ему Артем и Амалия, усадив его к стене на что-то мягкое - то ли фуфайку, то ли свернутую мешковину, а принялись помогать эльфу прийти в себя.
А бойцы тем временем рассматривали убитых врагов.
- Какие же это чёрные? - усмехнулся Хантер, пнув одного из мёртвых упырей. - Обычная тоннельная нечисть.
- Даже когда ты не видишь чёрных вокруг, - сказал Сухой, - они всё равно рядом. Ты о них думаешь, ты их боишься. Страх - их оружие. Прочие тоннельные гады бегут от них, как крысы. Чёрные - не просто мутанты, это хомо новус, следующая ступень эволюции. Выживает сильнейший, знаешь?
- Да что с тобой случилось? - возмутился Хантер. - Ты как скотина, которую ведут на убой! Я буду цепляться за жизнь до конца, а когда отправлюсь в ад, прихвачу с собой этих твоих хомо новусов.
- Пойди, глянь, - Сухой указал в сторону больницы. - У меня в госпитале десяток проверенных бойцов пускают слюни и бормочут ерунду. Даже душу выпотрошили!
- Эти чёрные настолько опасны? - тихо полюбопытствовал Зойерин у Амалии шепотом. Слыша резкие разговоры Сухого и Хантера, он не решился встрять в разговор. Да и от пережитого боя и последующего обморока он все еще не отошел, чувствуя сильную слабость и головокружение, которое проходило медленнее, чем он ожидал.
- Они телепаты и сильно не похожи на людей, - ответила девушка. - А люди нашего мира боятся тех, кто не похож на них. Страх не позволил им войти в нормальный контакт с чёрными. Вон и Артёму привили ненависть к чёрным, и он забыл, что в детстве чёрный спас нас обоих.
«Но если боязнь непохожести сделала людей метро и черных врагами, хотя кто-то из них, хотя бы спасением жизни Амалии, подтверждает обратное, это ведь можно как то поправить? Может, дело в восприятии? И если люди почитают чёрных за врагов, то почему на меня не кинулись? Я же не человек. Вот действительно, задача для воспитания или внушения для подсознания... Может, все и обойдется. Нельзя вот так просто уничтожать жизнь только потому, что она не похожа на принятые и привычные нормы...» - эти мысли мгновенно пронеслись в голове эльфа. Он хотел на месте прояснить все: так ли взаправду обстоят дела, да и посильно ли помочь спасшим его людям.
Неожиданно в зал вбежал солдат и испуганно крикнул:
- Чёрные! Чёрные напали! Внешний блокпост уничтожен!
Сухой и Хантер побежали к блокпосту со стороны Ботанического Сада. Артём и Амалия побежали с ними. Не отставал и Зойерин, чувствуя, что это важно, хотя голова еще кружилась и шок еще до конца не прошел. Эльф старался не показывать вида, но Артем и Амалия догадывались, что он элементарно перебарывает себя. Когда они прибежали к блокпосту, битва уже закончилась. Блокпост действительно разворочен, а солдаты явно были не в себе. Чёрных не было видно.
- Одному дьяволу известно, что происходит за последним рубежом вашей обороны, - сказал Хантер Артёму и Амалии. - Я пойду на разведку. Артём, Амалия, слушайте внимательно. Если через два дня я не вернусь, Вы должны отправиться в Полис и найти человека, которого зовут Мельником. Расскажите ему, что произошло со мной, и передайте это послание. - Хантер вручил Артёму капсулу, изготовленную из автоматной гильзы. - А чтобы он поверил, что вы от меня, покажите Мельнику вот это. - С этими словами Хантер вручил Амалии свой армейский жетон с надписью «Спарта» и гербом в виде двух молний, образующих букву «М», и черепа под ними. - Я надеюсь на вас, не подведите.
Уходя во тьму тоннеля, Хантер прибавил:
- Если мы хотим выжить, мы должны уничтожить эту угрозу! Любой ценой уничтожить!
Смотря вслед Хантеру, Зойерин дал волю слезам. Плакал беззвучно, глотал слезы - выливал через плач весь стресс, что получил с того момента, как оказался здесь. И ему становилось немного легче. Сквозь слезы он думал, что это же самое наверняка собирается сделать с Ардой Саурон. Наверняка это и есть то будущее, которое Саурон может уготовать Арде. И та же война, уничтожившая всю планету, и порождения радиации, и остатки цивилизации, спасенные под землей и обреченные на жестокое выживание в борьбе с непосильными тяготами... «Надо пойти с Артёмом и Амалией, - решил Зойерин. - Это позволит понять, как не позволить Саурону сделать с Ардой то же самое, что произошло с этим миром».
В тот же вечер Артём и Амалия узнали от Женьки, что для оказания гуманитарной помощи одной из соседних станций, Рижской, собирают караван, который отправляется через два дня. Амалия убедила брата записаться в караван, не скрывая и личных чаяний - она надеялась найти на Рижской отца, помня, что именно там они разминулись. Артём согласился с сестрой, а в глубине души почувствовал боль сочувствия: он никогда не знал своего отца, и Амалия так же не знает, где сейчас её отец и жив ли он вообще. Записавшись в караван, Амалия и Артём узнали, что Зойерин тоже записался в него.
- Я пойду с вами, - объяснил свой поступок Зойерин. - Так будет лучше всем.
После этого он немного успокоился. Внутри было что-то сродни уверенности, что он на правильном пути.

В путь

Хантер не вернулся. Ночью второго дня Артём увидел его во сне.
- Не ждите меня, - сказал Хантер. - Отправляйтесь как можно скорее. И возьмите с собой юношу, который вместе с нами дрался с упырями. Ему будет полезно это путешествие. Опыта понаберется.
Проснувшись, Артём услышал, как кто-то напевает:
- Постой, паровоз.
Не стучите, колёса.
Кондуктор, нажми на тормоза.
Я к ма...
Певцом оказался Женька. Увидев, что Артём проснулся, тот прервал пение и недовольно сказал:
- Ну наконец-то! Ты, блин, в своём обычном темпе. Мы уже заждались. Амалия и ваш новый приятель Зой уже давно на дрезине. Одного тебя ждём.
- Да иду я, иду, дай только собраться, - проворчал Артём, вставая.
- Давай быстрее, - поторопил Женька и ушёл, напевая:
- Оц-тоц-перевертоц,
Бабушка здорова,
Оц-тоц-перевертоц,
Кушает компот,
Оц-тоц-перевертоц,
И мечтает снова,
Оц-тоц-перевертоц,
Пережить налёт.
Артём собирался недолго: взял штык-нож, который давал Зойерину во время нападения упырей, собранный какими-то умельцами автомат, который за то, что быстро нагревался и стрелял криво, получил название «кривострел», противогаз, запасся фильтрами и взял немного патронов калибра 5,45 мм - валюту в метро. Собрав всё необходимое и попрощавшись с отчимом, Артём поспешил к дрезине.
- Ну ты и улитка, - проворчал пожилой глава каравана Борис.
- Оставь его, Борис, - встряла Амалия. - Артёмка просто вчера утомился на грибной фабрике.
Артём заскочил на дрезину, когда к ней подбежал какой-то парень.
- Мужики, вы на Рижскую? - спросил он.
- Да, уже отъезжаем, - ответил Борис.
- Я тоже на Рижскую. Не подбросите?
- Только придётся поработать. Садись за рукоятку.
- Наконец-то свобода! - проговорил Женька.
* * * *
- Так откуда ты? - спросил Борис парня.
- С Рижской, - ответил парень. - Челночу помаленьку.
- Наверное, всё метро повидал, - подивился Женька. - Не знаешь, где ближайший базар?
- На следующей станции за Рижской. Там уже большое метро начинается. Я раньше частенько туда ездил, а теперь так просто не попадёшь - нужно или везение, или паспорт гражданина Ганзы.
- А чего так? - поинтересовался Артём.
- Ганза - это ведь торговое государство. Она всё метро своим кольцом соединяет, и станций у неё куча, но чужаков там не любят. А если через Ганзу не можешь пройти, потому что гражданством не вышел, то тебе дорога через красных, фашистов или простых бандитов. Фашисты, как обычно, вырезают тех, кто не подходит под их стандарты: голова слишком большая, формой ушей или носа не вышел и прочее. Фашисты не щадят таких, ставя на один уровень с мутантами. Красные борются за равенство в метро, а вот бандиты в последнее время совсем озверели: если рядом никого нет, друг другу глотки режут.
Зойерин слушал рассказ челнока с содроганием, особенно врезались ему в голову слова о красных и фашистах. Особенно жестокость фашистов по отношению к людям, не подходящим им по физическим параметрам... Они на мгновение показались Зойерину даже страшнее упырей - люди, жестоко убивающие людей только за несхожесть с собой... Это не укладывалось в голове юного эльфа. Как же все-таки жесток и опасен этот мир, куда закинуло его через аномалию в подземелье его родного дворца... Не надо было ходить туда. Слушал бы Остогера, читал бы архивы графа, и готовился к каким-то проектам государственной важности... Но ведь закинуло же его сюда. Значит, для того, чтобы показать, во что может обратиться Арда, если что-то в ней не изменить. Среди эльфов есть и проявляется и ненависть, и преследование других, но в завуалированной и прикрытой лицемерием форме... И среди людей этого немало. Но тут совсем другое. Кто-то очень сильно постарался, ожесточив, изломав планету Земля, подорвал ее ценности, нарушил естественное стремление людей к пониманию и взаимоуважению, потом вызвал ядерную войну и уничтожил целую планету.
Зойерин вторично уже думал так. Мысль повторялась. Значит, она не случайна. Значит, пройдя, поняв жизнь в этом мире, он сумеет докопаться до истины, вернувшись к себе домой, а заодно сумеет как-никак помочь землянам. Они больше нуждаются в заботе и утешении, чем ардийцы. Потому надо от всей души, как для самого себя, как для своего народа, стараться для них. Это будет ключом к дальнейшему.
Слезы снова градом текли по его лицу, и он, уткнувшись в ладони и сжавшись на своем сидении, тихо плакал, вздрагивая всем тельцем. Амалия положила ему на плечо свою руку.
- Ты же справился, Зой, - пыталась утешить эльфа девушка. - Все будет хорошо. Мы справимся.
- Я хочу верить... - сквозь слезы сказал Зойерин и кивнул. А затем поднял на Амалию заплаканные глаза. Собственный стыд, что она утешает его, а он, как мальчишка, плачет от собственного бессилия и никчемности, еще больше заставлял корить себя за все, подчас даже за то, что не было сделано. - Мы обязательно справимся. - Зой кротко улыбнулся сквозь слезы...
Между тем дрезина подъехала к блокпосту, где её остановила охрана.
- Что случилось? - спросил Борис.
- У Алексеевской застрял военный караван, - ответил охранник. - Какое-то обрушение или вроде того, так что вам придётся ехать по служебному тоннелю в обход Алексеевской.
- Ненавижу этот тоннель, - проворчал Борис. - Ладно, открывайте.
- А что такого в этом тоннеле? - спросил Зойерин. Неизвестность пугала его, тем более что Борис так о нем отзывался.
- Ну, это вроде как обычный тоннель, только темноватый. Я в прошлом месяце шёл им, так мне там совсем не понравилось. - Больше Борис не сказал - видимо, не хотел распространяться о том. - И тебе тоже не понравится. Впрочем, поедем - сам поглядишь, что почем.
Дрезина въехала в служебный тоннель, и вскоре Артём, Амалия и Зойерин поняли, почему Борис его ненавидит. Они услышали какой-то шёпот, который доносился со стороны труб, и заметили тени, стоящие так, словно чего-то боятся. Зойерин с трудом сдержался, чтобы не завизжать с испугу и не грохнуться в обморок. Лишь крепко вцепился в свое сидение и со всей силы стиснул глаза - это помогло ему хоть как-то собраться. Внезапно челнок забормотал, что не хочет бросать тех, кто находится в тоннеле, а потом его, Женьку и Бориса вырубило, лишив сознания каким-то странным сжатием. Зойерин кинулся к ним на помощь, но его самого сильно сдавило в висках, и он едва не составил им компанию, но оцепенел на месте, не в силах двинуть ни рукой, ни ногой. Но через минуту-другую это сжатие прошло, остался только незначительный, постепенно проходящий звон в ушах. То же самое чувствовали и Артем с Амалией, но почти не среагировали на это в отличие от нежного эльфа, который минуты полторы не мог элементарно пошевелиться. Так и вышло, что в аномалии только Амалию, Артёма и Зойерина не вышибло, и они услышали из тоннеля рычание упырей.
По ощущениям, как отметил для себя Зойерин, сжатие в аномалии очень напоминало ему момент исчезновения в тоннеле замка, откуда, собственно, он и попал сюда.
«Если это поле проявляет аналогичные свойства, то они должны иметь определенные параметры, которые можно рассчитать или изучить... И то, что Артема и Амалию не вырубило, наводит на мысль, что их организмы невосприимчивы к таким вещам, как и мой... А это однозначно неспроста. Магнитное поле, каковое наблюдается в этих аномалиях, и в той, что возникала дома, схожей природы. И она действует непосредственно на нервную систему организма. Какие-то организмы восприимчивы к ней более чувствительно, ощущая движения и колебания полей, каких-то просто вырубает, как бы защищая от чуждого воздействия, а кого-то аномалия просто пропускает... Это как в Амрундоре было: граф Элоар не выдержал и не смог оправиться. Два его придворных - бегают свободно, только помалкивают... Меня вырубило тогда - но второй раз переносится легче, да и аномалия тут слабей, чем там... Определенно, этот феномен требует исследования». - Так думал Зой. Однако из размышлений эльфа вывел голос Артема:
- Зойерин, Амалия, - скомандовал Артём, взяв ситуацию в свои руки, - жмите на рукоятки, а я прикрою.
Делать нечего, пришлось послушаться. Внезапно дрезину стали преследовать упыри, но они отличались от тех, что напали на ВДНХ, наличием чёрной шерсти и тем, что вместо носа-хоботка у них клюв. Артём сразу понял, что это чёрные упыри, и пытался отстреливать их из пистолета. Зойерин уже не так сильно боялся их, как в первый раз, но все равно его колотило изнутри, а на лбу выступил ледяной пот. К тому же, качая рычаг дрезины, далеко не легкий в обращении, он почувствовал, как у него почва выходит из-под ног и начинает сводить дыхание, а перед глазами начинают мелькать черно-красные «мушки». Страх подгонял, организм сражался сам с собой на износ. Артем дружески кивнул ему и Амалии.
Первым очнулся Женька.
- Возьми мой дробовик, Артем, - сказал он. - Он надёжнее. А я помогу везти дрезину. Зой-то сейчас вот-вот свалится...
И вовремя. Едва Женька подменил его у рычага, как эльф без чувств осел на пол дрезины, да так и оставался без движений. Его пока решили оставить так, только убедились, что его жизни угрозы нет.
Артем взял дробовик, приладил его в руках и начал отстреливаться. Упыри явно почуяли заметную угрозу и преследовали людей не так рьяно. И действительно, дуплет, или двойной выстрел, из дробовика сразу убивал одного упыря.
Вторым очнулся челнок и тоже сел за рукоять, сменив Амалию. Дрезина поехала быстрее.
К тому времени, как очнулся Борис, дрезина уже подходила к станции Рижской, где местные солдаты расчехляли огнёмёт. Лишь только дрезина въехала на безопасное место, солдаты пустили напалм по упырям и разнесли их в клочья.
- Фух, - вздохнул Борис. - Живы остались.

@темы: Метро 2033, Зойерин, Амрундор, Средиземье