13:09 

Перекрестье миров 7

RameryStar
Пойми, кто ты есть, и не изменяй себе
Название: Перекрестье миров
Автор: RameryStar; Огненная Тигрица
Жанр: Фэнтези
Фандом: Средиземье, книга и игра «Метро 2033»
Состояние: Закончен
Краткое содержание: Принц Амрундора Зойерин попадает в мир, уничтоженный ядерной войной.
Предупреждение: AU, OOC

Часть 7 и заключительная


Возвращение Зойерина

Эльф Остогер в панике колотил кулаками хардиевую плиту в тоннеле, внутри которой только что исчез принц Зойерин. Смятение, паника, смертельное отчаяние и полный хаос охватили его. Это было катастрофой. Повернуть время вспять было невозможно. И ни одна деталь не говорила, что принц только что был рядом, кроме выпавшего из его руки фонарика и пары вспыхнувших и погасших в мгновение синеватых искр в момент исчезновения... Как будто никогда его тут и не было.
Когда Остогер после полчасового или чуть больше панического рыдания начал осознавать, что делать дальше, первой его мыслью было скорее во всем признаться королю Эвендилу. Это было равносильно смертельному приговору. И эльф понимал, что заслужил его.
Владыка Эвендил, едва услышав сообщение Остогера, немедленно вылетел в Эльдиност, и через час уже был на месте во главе своей свиты. Остогер и суд над ним его сейчас интересовали меньше всего. Весть о пропаже единственного горячо любимого сына едва не лишила его рассудка. Супруге своей, нежной королеве Глоредэли, он решил пока обо всем этом не рассказывать; главное - разобраться и убедиться во всем самому.
В замке принца давно был переполох. Вся его челядь и придворные стянулись в тоннель, где исчез Зойерин, натащили туда всякой техники и приборов, суетились, спорили, выясняли, обвиняли один другого, кто-то рыдал в истерике. Кто-то молча стояли у стены, тихо роняя слезы.
Многие из эльфов и людей, стоящих при Зойерине, помнили про жуткую смерть графа Элоара, строителя этого города. Тоже исчез в аномалии, потом вернулся - часа через 2-3, но вернулся смертельно больным, от чего не оправился и через полгода скончался. Два его ученых до этого случая тоже вернулись назад, и вроде как без последствий - а проверяли их самым тщательным образом. А сколько исследователей вообще не вернулись назад? Чего ждать теперь?
Сердцем короля Эвендила овладела смертельная скорбь, едва он взглянул на плиту. Зойерин был его утешением, его любимым сыном. После его рождения, когда Глоредэль едва не погибла в тяжелых родах, медики вообще запретили королевской чете иметь детей - Глоредэль не могла подарить королю второго сына. И даже если предположить, что Зойерин, как граф Элоар, или два его придворных, вдруг чудом вернется, то он, с его данными, вряд ли останется в жмвых, если крепкий и здоровый граф не пережил возвращения... Оставалось только слепо верить в какие-то нелепые надежды...
Самые разные мысли смешались в голове Эвендила. Вплоть до того, чтобы казнить ученого эльфа Остогера, а его жену Эленвэ и сына Аэлиндина навеки отправить в изгнание в ту глушь, откуда они когда-то приехали, лишив их всех привилегий, статусов и имущества... Да и саму цитадель Эльдиност король хотел взорвать - чтобы никогда не возвращаться туда, где погиб его любимый сын, и чтобы под обломками города были навсегда спрятаны гибельные аномалии... Чтобы никому туда во все века, что Арда существует, не было хода.
Еще через час о пропаже принца Зойерина в подземелье графа знал уже весь город - не смотря на то, что всех репортеров и представителей прессы оттуда выгнали. Люди, эльфы, гномы - все передавали из уст в уста эту страшную весть, а те звонили своим знакомым, родичам, друзьям... Волна паники нарастала. К тому же над городом давно уже собиралась большая гроза.
Грозы и ливни в Амрундоре были частым явлением, порой, слишком частым... И к этим явлениям большинство жителей относились вполне естественно. Остогер дал показания: когда они с Зойерином пошли в тоннель, гроза только еще была на подступах и слышались только ее первые, отдаленные раскаты. А сейчас стихия бушевала вовсю, готовая накинуться на городок и сравнять в крошево вместе с горами и водопадами, среди которых он был построен.
Король Эвендил приказал звать рабочих, чтобы снести хардиевую плиту, которой был запечатан несколько веков назад вход дальше. Если Зойерин по ту сторону плиты? Но ждать мастеров не пришлось.
После сильного, чуть ли не оглушительного хлопка, сопряженного с мощным грозовым разрядом снаружи дворца, раздалась яркая вспышка сине-зеленого цианистого цвета. А когда она погасла, около хардиевой плиты на полу лежал Зойерин - без чувств, в странной одежде, с каким-то нелепым оружием на ремнях, и рядом с ним жалобно стонало омерзительного вида крупное существо. Почти лысое, со слегка покрывавшей его коричневато-бурой шерстью, оно походило на огромную мутировавшую крысу и вызывало страх и отвращение у большинства всех, кто тут находились. Но выражение морды этого существа не было злым или агрессивным. Оно тыкалось в грудь Зойерина, пытаясь привести его в чувство, и очень жалобно попискивало.
Эвендил сразу кинулся к сыну, не веря в то, что только что произошло. Отчаяние сменилось столь же бурной радостью и столь же сильной тревогой. Его милый нежный Зой вернулся... Он здесь. Главное, чтобы он не разделил судьбу графа Элоара.
Отец бережно приподнял голову сына, не обращая внимания на Скрепку. Тот почти не подавал признаков жизни, был мертвенно бледен, и судя по тому, как он сейчас выглядел, ему крепко досталось там, по Ту Сторону.
- Немедленно приготовьте для принца постель, теплую ванну и живо соберите в его покои лучших врачей. Кадора Конахана срочно ко мне! - Приказал Эвендил, осторожно поднимая сына на руки. А затем в упор посмотрел на трясущегося от страха Остогера Амдириэля: - А с тобой у меня отдельный разговор будет. Ты мне объяснишь все…
Остогер побледнел. Да, он виноват. Это было его упущение, и он был полностью готов понести наказание. Эвендил слыл справедливым королем, и эльф-ученый полностью решил взять дело на себя. Упросивший его прогуляться к месту аномалии Зойерин и так сам себя наказал... Полагаясь на королевскую справедливость, и не веря, что Зойерин выживет, Остогер приготовился к худшему. Но в душе верил: а вдруг все же. Вопреки всему, принц выживет? Ведь чудеса бывают, и само то, что он выжил, когда появился на свет, было самым настоящим чудом...
- А что делать с этой тварью? - спросил один из эльфов в свите короля, взявший Скрепку на прицел.
- Судя по поведению, она друг принца. Пусть останется рядом с ним, - сказал король, но не стал обращать не нее внимания. Все его мысли были сосредоточены на том, чтобы спасти жизнь Зойерина, чудом вернувшегося из аномалии, и находящегося сейчас в зыбком и неопределенном состоянии.
Король Эвендил бережно, точно младенца, устроил Зойерина у себя на руках и торопливо понёс его за семенящими вокруг, ахающими и охающими придворными, то и дело норовящими поддержать принца, как-то прикоснуться к нему и помочь королю донести его наверх. Сзади следовал Остогер, переживающий, как и все, за жизнь принца. Зойерина отнесли в особые покои, где он находился в периоды разных недомоганий, и где его уже ждала тёплая ванна с лекарственными солями и целая бригада высокоученых медиков во главе с лордом Кадором Конаханом.
- Лорд Кадор, - король обратился к главному доктору, нежно опуская сына на разложенное кресло и помогая освободить его от одежды, чтобы сделать ему ванну, - я не знаю, что с ним. Выживет ли Зойерин? Он весь холодный - как будто из него вышла вся энергия... я не стал приводить его в сознание там, на месте... Все было в такой спешке, в такой боязни навредить ему...
- Остается только ждать, Ваше Величество, - ответил Кадор, опуская до сих пор находящегося без сознания юношу в зеленовато-прозрачную воду с целебными душистыми солями. - Сейчас я не могу ничего сказать. Нужно полное глубокое обследование...
- Что он сделал с собой... Что он пережил? - причитал король, видя, как сильно исхудал принц, как сильно поблек и что в его лице не осталось ни кровинки. Большие «мешки» под глазами говорили о крайнем переутомлении. Роскошные белокурые волосы были срезаны примерно до плеча - не ровно, скорее, на ходу и забраны в хвост. Эвендил снял с хвоста Зойерина резинку - какую-то абсолютно нелепую, скорее, первую, попавшуюся под руку в том мире, где был принц. Волосы светлой волной рассыпались по его плечам, но того свежего, жемчужного сияния в них почти не было. Весь облик Зойерина говорил, что организм его был на грани полного физического истощения. Удивительно, как только он остался жив при переходе через магнитную аномалию.
Зойерина после принятия ванны бережно вытерли, одели в чистую теплую сорочку и уложили в прогретую пуховую постель. Лорд Кадор подключил его к системам жизнеобеспечения и установил датчики для полного обследования состояния. Затем наложил на лоб смоченную в горячем растворе трав салфетку. Он и сам ужасался, видя, в каком состоянии Зойерин. Определенно, жизнь хрупкого принца была в серьезной опасности. Оставалось только ждать и надеяться на чудо.
На поцарапанные, покрытые ссадинами и мозолями руки принца нанесли мазь и перебинтовали, потрескавшуюся тонкую кожу на лице и шее смазали восстанавливающим кремом, и оставили в покое, укрыв до подбородка несколькими пуховыми одеялами. Система тестировала состояние его организма, и результаты были не утешительны. Эвендил не отходил от сына, ожидая, когда станет ясен точный результат обследования. Тут же толпились и другие врачи, осторожно прислушиваясь к пиканью приборов и наблюдая за показателями на мониторах.
- Он потерял много крови, его организм полностью истощен, жизненная энергия практически на нуле, - сказал королю Эвендилу лорд Кадор, изучая распечатку с данными обследования Зойерина. - Ощущение такое, что он несколько недель работал на износ. Заметна мышечная атрофия, вызванная недавней перегрузкой, сердце перегружено и дает сильные сбои - как только он инфаркта не схватил, но это в теперешнем состоянии принца грозит ему в любой момент. Все системы его организма на грани отказа. И переход через аномалию только усугубил все это. Очнется он или уснет навеки - сейчас на этот вопрос ответ дать может дать только время. И даже если принц Зойерин очнется и выживет, последствия всего пережитого будут еще очень долго преследовать его. Я настоятельно требую оградить принца от всех нагрузок и переживаний. Зная, каков он с рождения, и в каком состоянии сейчас, я не могу гарантировать что он вернется к полноценной жизни вообще. Нужно долгое время для излечения. Долгое время и полный покой.
Эвендил не отходил от постели сына. Супруге своей Глоредэли он решил пока ничего не рассказывать, надеясь, что состояние Зойерина стабилизируется и угроза смерти отойдет. И никак не шел из головы страх повторения принцем судьбы графа Элоара.
Летописца Остогера он подробно расспросил обо всех подробностях, которые предшествовали исчезновению Зойерина. Тот без утайки рассказал все подробности, в душе уже давно приготовившись ответить за случившееся своей головой. Эвендил выслушал, и, подумав, решил пока ничего не предпринимать, пока не очнется принц Зойерин. А пока Остогера приказал поместить под домашний арест - до полного прояснения картины. Тот вернулся к себе домой удрученным и потерянным: Зойерин при смерти, и это была всецело его вина. Жене Эленвэ и сыну Аэлиндину он рассказал им всю правду без утайки, и оставалось только просить Всевышнего, чтобы принц выжил... Эленвэ поворчала на него, на его ученые занятия и на то, что слишком многого искал в жизни... Нет бы, жил себе спокойно в маленьком лесном провинциальном городке на окраине Амрундора, и никуда бы не лез... И сына еще подсадил на эту любовь к книжкам и всяким тайностям. А теперь хлебает последствия своих амбиций... Впрочем, оставалось ждать и надеяться... Шли дни, и Остогер не мог успокоиться. Милый нежный Зойерин не должен уйти, как граф Элоар. Он должен жить!
Скрепка, кикимора с планеты Земля, постоянно находилась при Зойерине. Оказавшись довольно чистоплотной и дружелюбной, она сумела расположить короля к себе, и тот перестал чураться ее безобразной внешности, разрешив спать в покоях Зойерина на коврике у его кровати. И смотря, как она, сворачиваясь клубком, как обычная крыса, слегка жалобно попискивает, понимал: она сочувствует Зою, и потому тоскует. Потому король даже проникся симпатией к этому странному созданию. На вид - отвратительная, страшная и уродливая тварь, крыса-мутант, больше похожая на морготово чудовище, которых он, Эвендил, рубал сотнями в боях... А посмотреть на ее поведение - так иной преданности и у собаки, и у кота не сыскать. И взгляд у нее такой жалобный, и пищит она вовсе не грубо...
* * * *
Зойерин не знал, сколько пробыл без сознания. Придя в себя, но, не открывая глаз, он позвал чуть слышно:
- Артём... Амалия... Ульман... Хан... Скрепка... Где ты, Скрепка?..
А Скрепка была уже тут как тут. Услышав еле слышный голосок Зойерина, она сразу же кинулась к нему. Поставила на кровать передние лапы и слегка потерлась головкой о его пижаму, тихо и нежно попискивая.
Услышав рядом знакомый писк и приоткрыв глаза, Зойерин увидел свою кикимору.
- Скрепка, ты здесь, - Зойерин слегка улыбнулся и погладил кикимору пальчиками по голове. - Хорошая моя. Я рад, что ты здесь...
Склонившийся над только что пришедшим в себя сыном король Эвендил мягко провел рукой по его светлым волосам.
- Папа... Я так рад тебя видеть. - Зойерин улыбнулся через силу. - Я не надеялся снова тебя увидеть...
- Я тоже думал, что навсегда потерял тебя, сынок. Ты почти две недели без сознания пролежал, - ответил ему Эвендил, осторожно сжимая в ладонях его ручку. - Мы все так волнуемся за тебя, и так желаем, чтобы ты поправился... Какая же забавная у тебя крыса, Зойерин. С виду уродливая, но очень дружелюбная. И очень преданная.
- Её зовут Скрепка, она кикимора, папа, - сказал Зойерин. - Они водятся в мире, где я побывал. Кикиморы - это детёныши крыс-переростков, которые зовутся стражи. Судя по тому, что у Скрепки выросла шёрстка, она скоро станет стражем.
- А кто такие Хан, Ульман, Амалия и Артём? Ты звал их в бреду, когда приходил в себя.
- Это мои друзья. Они люди, но стали для меня семьёй, и я им многим обязан. Амалия теперь мне стала сестрёнкой по крови. Я поделился с ней своей кровью.
- Как? - поразился Эвендил. - Ты поделился своей кровью с человеком?
- Но я должен был это сделать, папа, - объяснил Зойерин. - Это большее, чем я мог отплатить моим друзьям за всё, что они для меня сделали. Амалия с детства болела собачьей чумой - тяжёлой болезнью, излечить которую может лишь переливание крови. По счастливому стечению обстоятельств у нас с ней оказалась одна и та же группа крови. Моя кровь вылечила Амалию от собачьей чумы.
Эвендил вздохнул:
- Это объясняет твою потерю крови. Ты поступил очень благородно, сынок. Не каждый на твоём месте решится на такой поступок.
- Кровь обязательно восстановится. Главное - что Амалия будет жить. Хан говорит, что каждый пожинает то, что посеял: насилие порождает насилие и за смерть платят смертью. Я не хотел, чтобы Амалия умерла, я бы потом всю жизнь корил себя за то, что не спас её и причинил боль тем, кому она дорога - Артёму, Хану и в первую очередь Ульману. Они так её любят - каждый по-своему! Ульман - возлюбленный Амалии. Их любовь - самое светлое, что есть в их мире. Артёму Амалия - сводная сестра, но они любят друг друга, как родные. А Хан - отец Амалии, они и так много лет были в разлуке. Хан научил меня силе Воды - умению останавливать врага и заставлять его уйти при помощи взгляда. Да, папа, я не смогу стать воином, который сражается оружием, но я могу стать воином духа. Я уже научился взглядом останавливать врагов и заставлять их уйти, теперь я должен развить этот дар и понять, в какие моменты он особенно силён.
- Но сейчас даже это я тебе не позволю. Вначале ты должен поправиться. Проследишь за этим, Скрепка?
Кикимора зарычала, словно хотела ответить «Да, не сомневайтесь».
* * *
В тот же вечер была решена и судьба ученого Остогера Амдириэля, Хранителя архивов замка. Зойерин спросил о нем, и король рассказал. Зойерин умолял отца простить его, рассказав, что это он упросил Остогера отправиться в тот тоннель. И говорил, сколько позволяло ему состояние, что это путешествие было судьбоносно не только для Земли, но и для Арды на будущее. Он, находясь там, многое понял и уразумел, и возможно, пережитые события станут ключом, чтобы когда-то спасти от чего-то подобного и Амрундор, и Арду. И ведь неспроста граф Элоар приказал выбить надпись на хардиевой плите у входа в аномалию: «Путь будущего не для всякого открывается, а лишь для того, кто достоин его. И лишь умение правильно распорядиться имеющимися ресурсами и знаниями дает правильное осмысление и верное завершение поисков истины». Оказаться достойным будущего пути! Уметь правильно распорядиться имеющимися сейчас и полученными там, За Гранью данными и верно их осмыслить - вот о чем хотел написать граф Элоар. И будущее это каждый миг твориться делами, поступками, умением верно распорядиться ситуацией... Зойерин в мире московского Метро осознал это. И благодарить за это нужно было Остогера: не поведай он принцу о тоннеле и не взгрей в его сердце желания пойти туда, не было бы имеющегося осознания бытия, не было бы базы опыта, на котором потом будет строиться жизнь его, Зойерина. Потому принц просил ни в коем случае не наказывать Остогера, но напротив, наградить его, назначив пожизненным лордом-комендантом города Эльдинхора, и чтобы этот титул был наследственным. Ведь именно Остогер привил юному Зойерину любовь к знаниям и мудрости, что может великую пользу принести будущему Арды.
Остогер был оправдан. На следующий день король позвал его в покои Зойерина и по просьбе сына собственноручно присвоил ему титул лорда-градоправителя, и велел и в будущем служить своими знаниями принцу и государству. Сему Остогер, естественно, был рад чрезвычайно и понимал, что не только оправдан, но и награжден, в чем была Зоева заслуга. И он принес клятву верности своему принцу, и дружба между ними была сохранена и укреплена.
Вещи, которые Зойерин привез с планеты Земля: оружие, одежду, пузырек с таблетками тамошнего производства, король Эвендил прибрал отдельно. Он полагал, что его сыну эти вещи очень памятны и дороги. Если он так глубоко и тепло проникся дружбой с землянами, стало быть, и вещи из их мира для него значат очень многое. Король сложил все в шкаф в кабинете принца - когда Зойерин поднимется на ноги, он сам пристроит эти вещи так, как ему хочется... И Зойерин прослезился, растрогавшись, когда Эвендил сказал ему о том. Действительно, память о мире Земли была для него очень дорога и ценна.

Эпилог

Шли дни и недели. Принц Зойерин мало-помалу оживал и хоть пока еще зыбко, но призрак смерти отошел от него. Поврежденная на Земле нежная кожа рук и лица восстановилась, общая хроническая усталость явно проходила. Волосы Зойерина, в отчаянии обрезанные принцем в московской подземке, были аккуратно подровнены, и теперь достигали плеч принца. Жемчужное сияние их снова восстановилось. Не смотря на общий измученный и ослабленный вид, нежная утонченная красота Зоя возвращалась.
Врачам, ухаживающим за принцем, покоя не давал факт, который заставлял серьезно опасаться за Зойерина. Это касалось графа Элоара. Тот, до путешествия, будучи крепким и здоровым эльфом, в течение полугода после возвращения медленно угасал, и никто не мог ему помочь. Зойерин уже вернулся в плачевном состоянии, но, тем не менее, его организм удалось стабилизировать. Чего ждать в дальнейшем - пока нельзя было судить. Лорд Кадор справедливо рассудил: Зойерин должен пока находиться под полным его наблюдением, без напряжения и нагрузок любого рода. Любой ценой следовало избежать того, что постигло графа Элоара. Приехавшая в Эльдинхор королева Глоредэль со слезами кинулась к сыну, окружила его самой нежной материнской заботой. Вдвоем с Эвендилом они решили ни за что не оставлять сына одного, пока угроза судьбы Элоара не отступит от него и принц не поправится.
С удивлением и некоторым недоумением рассмотрела эльфийская королева Зоеву подружку-кикимору. Противная, даже уродливая с виду крыса-мутант с Земли с первого вида испугала нежную Глоредэль, но присмотревшись получше и услышав рассказ о ней сына, она успокоилась. Скрепка была дружелюбная и преданная. То, как она почти постоянно находилась около постели Зойерина, поддерживала его, даже умиляло королеву. Когда в очередной раз Зойерин находился в тяжелом забытьи, а Скрепка, сжавшись в клубок около его кровати, жалобно попискивала - так тоненько, совсем как обычная крыска, Глоредэль не удержалась и погладила ее... Та посмотрела на эльфийку своими внимательными, но полными большого переживания глазами, и это решило все. Глоредэль прониклась дружбой к этому странному животному. И в который раз отметила для себя непреложный факт: никогда не судить по внешности. На поверку Скрепка - преданное и верное животное, точно и впрямь живущее одними чувствами со своим исстрадавшимся хозяином.
- Она дана тебе как утешение, сынок... - ворковала Глоредэль, ухаживая за Зойерином.
- Так и есть, мама. Скрепка - особенная. Несмотря на то, из какого мира она пришла, она внутри сохранила добрую, неоскверненную душу.
- Надо бы как-то отметить, что она - твоя питомица, - сказала Глоредэль. - Не все в замке могут правильно понять твое отношение к этой крысе.
- Ты права, мама. Мнение, основанное на поверхностном суждении о существе по его виду, не объективно, но бытует крепко... - Зойерин вспомнил черных с Земли, и как этот предрассудок был для них гибельным, совершенно не оправданным действительностью. Да и в Амрундоре этого много было: многие амрундорцы судили, прежде всего, по внешним критериям. Потому Скрепке и вправду нужен был какой-то отличительный знак. А заодно и мысль в ход пошла на будущее: не все еще готовы принять правду о чем-то, что не укладывается в привычном образе мышления. И исправлять его стоит бережно, мягко, терпеливо... Прежде всего, своим примером.
Глоредэль и Зойерин поделились с королем Эвендилом имеющимися у них мыслями насчет Скрепки и ее отличительного знака. И тот сообразил: ошейник ей надо сделать. У королевских ищеек есть ошейники, говорящие об их состоянии на королевской службе. Огромный белый кот короля Эвендила имел роскошный мифриловый ошейник с узорами из жемчуга. Пора теперь было и кикиморе Скрепке приобрести подобный аксессуар. Зойерин с удовольствием принял это решение отца, и вскоре шею Скрепки украсил великолепный мифриловый ошейник. Эвендил распорядился его сделать: на мифриловой основе красовались маленькие алмазики, было искусно выгравировано имя животного, и центр ошейника украсил большой жемчужиной. В этом ошейнике она радостно прибежала к Зойерину - словно сама была довольна обновкой.
- Ну вот, какая ты теперь в этом ошейнике красивая, Скрепочка... - Зойерин погладил свою подружку, и она довольно заурчала, потершись головой о его ладони.
* * *
Около полугода провел принц Зойерин в постели под наблюдением врачей и окруженный нежной заботой любящих родителей и придворных. Попытки подняться поначалу приводили к сердечной аритмии и едва ли не потере сознания, но мало-помалу Зой одолевал свой недуг, и к весне он неуверенно, но все же, поднялся на ноги. Это было победой над роком графа Элоара: жизни юного принца теперь точно ничего не угрожало. Все увереннее было его излечение от последствий переходов между планетами, от страхов и напряжения, что перенес на Земле, и что на износ, многократно пересиливая себя, он сражался за людей Земли. Эвендил и Глоредэль не отходили от своего сына - хоть он и поднялся на ноги, ему все же так и не удалось восстановиться полностью. Больше двадцати минут он не мог держаться на ногах, часто лежал полностью без сил и очень быстро, намного чаще, чем это было раньше, утомлялся. Но это все прошло бы со временем - нужно было просто ждать. Зная, как нежен и хрупок Зойерин был с самого рождения, и родители, и придворные врачи, настроились терпеливо ухаживать за ним.
Но еще одна особенность проявилась в процессе лечения Зойерина: оказалось, что его организм с трудом переносил соприкосновение с разными техническими устройствами. Электромагнитные вибрации телефонов, электронной связи, компьютерных устройств, тех же мониторов медицинской аппаратуры негативно действовали на общее состояние юного эльфа: у него начинало рябить в глазах, свистело в ушах и учащалось сердцебиение, сменяющееся онемением левой руки и покалыванием в груди после длительного контакта с электроникой. И это врачам подозрительно не нравилось. Пришлось ограничить его контакты с техникой: исключение составили приборы мониторинга его состояния, но их старались использовать по минимуму. Лорд Кадор отмечал: Зойерин полгода пролежал, подключенный к этим приборам и, несмотря на их вибрации, все же постепенно поправлялся. Но могло быть все быстрее и надежнее, если бы в этих приборах не было надобности. Сам Зойерин объяснял эти проявления тем, что нарушение функций его организма было вызвано прохождением магнитных аномалий и миром, где была сильна радиация. Все это вместе, в особенности возвращение его назад, повлияло на такую реакцию. Впрочем, он не огорчался: был старый и надежный способ связи - бумажные письма.
Зойерин давно уже желал лично написать обо всем своим друзьям из соседнего государства, империи Куил’Тарро. Друзья детства, самые близкие и родные ему товарищи принц Андрос и принцесса Грета, давно ждали от него вестей. Разумеется, король Эвендил сообщал принцу и принцессе Куил’Таррийским по телефону, и через видеосвязь, что Зой серьезно болен, и что не может созвониться с ними или пообщаться дистанционно, но он пока не говорил им, что недуг его был вызван проникновением Зойерина в магнитную аномалию, а через нее - в страшный и опасный параллельный мир. Если нужно, Зой сам расскажет и Андросу, и Грете о том, где побывал.
Зойерин очень скучал по своим друзьям, и полагал, что Андрос с Гретой тоже, наверняка, скучали за все это время. И Зойерин в тот же день, как только ему позволили встать на ноги, решил написать друзьям небольшое послание – на первых порах, в его состоянии это было естественно. Зой поведал им вкратце, в каком мире он побывал, чего насмотрелся и что у него есть питомица с земли - Скрепка. За полгода молчания о прошедших событиях, Зой понимал, что надо было много поведать обо всем. И на бумаге этого явно невозможно было рассказать. Да и от волнения не сразу искались нужные слова. Зойерин очень желал увидеть своих друзей рядом – вот и решил пригласить скорее их в гости, а на месте обо всем рассказать и поделиться скопившимися впечатлениями.
Написал Зой про то, что с ним произошло и куда его забросило. Написал кратко: во-первых, самочувствие не позволяло писать большое письмо, а во-вторых, гораздо надежнее и сердечнее было бы передать все при беседе, когда все друзья рядом друг с другом.
«Дорогие Андрос и Грета, - писал Зойерин, - шлю вам большой привет. Прошедшие полгода я не мог никак подать вам весточку, кроме как через моего отца. За это сердечно прошу простить меня и хочу объяснить вам причину своего молчания. Это было вызвано нежданным и внезапным путешествием в место, которое может показаться нереальным и сверхъестественным, но, тем не менее, оно существует и находится параллельно нашей планете. Оттуда я привез свою питомицу Скрепку. Она как раз из этого мира. Что она за существо и откуда они произошли, рассказывать долго, но она принадлежит к особому виду животных. Скрепка - кикимора. Так в том мире называют детёнышей стражей, крыс-переростков... Совсем скоро Скрепка станет взрослым стражем. Как бы хотелось мне увидеть вас и все рассказать вам, и подружить вас со Скрепкой... Уверен, вы тоже скучаете. Обязательно приезжайте. С нетерпением жду вашего приезда. Зой».
Почувствовав усталость и головокружение, Зойерин отложил письмо, чтобы позже его отправить, и в сопровождении прыгающей рядом Скрепки отправился в постель.
Заглянувший к сыну Эвендил случайно заметил на столе письмо. Прочитав его, король понял, что теперь Андрос и Грета имеют право знать, что пережил их друг. Потому он от себя вкратце описал путешествие Зойерина в другой мир - как он туда попал, что пережил и как вернулся назад: в личных телефонных звонках с принцем и принцессой Куил’Таррийскими король до сего не рассказывал про путешествие сына. А уж если Зой сам написал о том, то теперь Эвендил чувствовал свой долг просветить лучших друзей своего сына о том, что же произошло на самом деле. Потом король лично позаботился о том, чтобы письмо отправили в Куил’Тарро.
Андрос, как только получил письмо, решил ехать в Амрундор на следующий день. Наконец-то Зойерин смог сам написать им письмо: значит, у него дела идут на лад... Они с Гретой так давно его не видели! А ведь у Андроса давно была настойчивая мысль - съездить в Амрундор и навестить Зоя сразу же, как он узнал от короля Эвендила о его состоянии. Но его удерживало серьезное обстоятельство: он отстаивал интересы Куил’Тарро в международных отношениях с соседним Южным королевством. Теперь же, благополучно разрешив проблемы с Южным королевством, и к тому же, получив лично от Зойерина весточку, Андрос немедля собрался навестить друга, и Грета на этом настаивала всеми силами.
От короля Эвендила принц и принцесса Куил’Таррийские знали, какими трудами была спасена жизнь Зойерина, и из какого состояния его подняли. Брат и сестра держали между собой совет: Зойерина надо непременно привезти к ним, в Куил’Тарро. Земли этой империи лежали южнее Амрундора, и в ее теплом благодатном климате, среди красот и комфорта личной загородной резиденции Андроса и Греты, здоровье Зоя восстановилось бы надежнее.
Грета сама настояла, чтобы приготовить к приезду Зойерина их с Андросом загородный дворец, убрать для него теплые и уютные покои. Она, как и Андрос, сильно скучала по обществу нежного и мягкого амрундорского принца, и знала, что Андрос не будет собой, если не привезет Зоя к ним. Такой он, принц Андрос: упрямый, не свернуть. Что задумал, что решил - обязательно сделает это. В данном случае, это касалось их друга: непременно и обязательно было нужно, чтобы он приехал к ним в Куил’Тарро и поправлял свое здоровье рядом с друзьями. Потому, Андрос приехал в Амрундор сам, в сопровождении небольшой свиты, а его прелестная сестра осталась ждать их с Зоем в загородном дворце.
Прибыв в Эльдинхор, Андрос сразу же кинулся к Зойерину. Ему уже доложили, что прибыл его друг Андрос, и Зой с нетерпением ждал его. Друзья по-братски обнялись, радостно поприветствовали друг друга. С болью и тревогой смотрел Андрос на своего друга Зоя: похоже, ему в том мире намного крепче досталось, чем описывал его отец... Сразу бросилась в глаза неестественная бледность Зойерина, его слишком исхудавший и ослабленный вид. Потому Андрос настоял, чтобы Зой не смел подниматься с постели даже на позволенные полчаса в день, и еще сильнее для себя отметил, что ему немедленно нужно ехать лечиться к нему, в Куил'Тарро.
Друзья делились всем, произошедшим за этот год. Андрос рассказывал о том, как он в течение прошедших полугода вел тонкую политику с Южным королевством и его правителем, королем Лориэлем. Союз и сотрудничество давали большие перспективы для обеих стран: тем более что империя Куил'Тарро славилась своими мастерами и умельцами, богатыми запасами ценных металлов и дорогой древесины, а Южное королевство - плантациями чая, кофе и тропических фруктов. Настойчивый, упрямый в своих целях и при этом благородный и великодушный Андрос успешно справился с возложенной на него дипломатической миссией, и Зой был очень за него рад. Это был весомый и зрелый шаг к становлению его Куил'Таррийского друга как настоящего Государя.
Зой в свою очередь рассказал Андросу, как проник через аномалию в подземном дворцовом туннеле в параллельный мир, на другую планету под названием Земля, и что она пережила. И как тяжело приходится ее жителям сражаться с последствиями ядерной катастрофы. Там он и надсадился сверх меры, изо всех своих силы пытаясь помочь землянам. И вдобавок спас девушку с Земли, Амалию, от жестокой и страшной болезни, отдав ей свою кровь. Он рассказал, как подружился с Амалией, с ее братом Артемом, с Ханом и Ульманом - словно сроднился с ними, и Андрос понимал его. На месте своего друга он поступил бы так же... тоже поднялся бы на защиту тех, кому трудно, защищал бы людей, которые жили в мире, полном страхов и отчаяния... В этом оба друга были солидарны: их мысли на этот счет были едины. Андрос, слушая рассказ Зойерина, удивлялся двум вещам: как его друг сумел преодолеть свои страхи в таком суровом мире и как научился использовать силу своего взгляда для остановки действий врагов... Зойерин в мире, пораженном радиацией, полном жестокости и зла, где единственный закон - сражаться, чтобы выжить, и при этом сумевший обратить свой страх в достоинство и научился останавливать зло - это было очень неожиданно... И второе не укладывалось в голове Андроса: как же все-таки Зойерин сумел выжить на Земле и как сумел остаться в живых, проходя обратно через далеко не простую аномалию...
- Никто не знает, на что мы оказываемся способны, пока жизнь не прижмет... - улыбнулся Зойерин. - Тогда я просто хотел помочь землянам, спасти и защитить их, особенно Амалию... Она стала мне как сестра.
- Я понимаю, Зой. На твоем месте у меня не было бы желания поступить иначе. А жизнь действительно преподносит сюрпризы, которые показывают, кто и что мы на самом деле...
- А вот и Скрепка, жительница того мира, которая пришла со мной. Мы с ней очень хорошо подружились, и думаю, что ты и Грета тоже обязательно с ней подружитесь.
Андрос подивился необычному виду Скрепки, к тому времени заметно подросшей и почти полностью покрывшейся бурой шерстью. Особенно ее глаза его поразили: такие преданные и добрые. Определенно, эта крыса и впрямь непростая...
Когда Зойерин, утомившись беседой, уснул, Андрос попросил у лорда Кадора данные о состоянии здоровья Зоя за прошедшие полгода. Ему хотелось самому убедиться в его состоянии, и в том, что же перенес Зой, и чего ждать примерно в дальнейшем. Долго и настойчиво читал бумаги Кадора принц Куил'Тарро. Понял он, что все, что случилось с Зойерином, - правда. И его собственный внешний вид, и слишком ослабленное состояние тому подтверждение. Он спас Амалию, изо всех сил помогал землянам, защищал их жизни и ценности... Но за несколько недель нахождения на Земле Зой надорвался так, что иной эльф и за 300 лет не измучается, тем более, учитывая его природные физические данные. Теперь он не имеет права больше столкнуться с чем-то подобным и вообще как-то напрягаться или волноваться. В документах Кадора отчетливо прослеживались многочисленные нарушения систем организма, было сильно надорвано сердце, и наблюдалась угроза обширного инфаркта, готового в любой момент сразить Зойерина... Это онемение левой руки, покалывание в сердечной области, красно-черные мушки перед глазами - предвестники инфарктов... Желание немедленно отвезти Зойерина в Куил'Тарро и защитить от всего еще сильнее подступило к сердцу Андроса. Потому, когда на следующее утро Зойерин проснулся, Андрос решительно и настойчиво убедил его ехать с собой.
- Тебе надо ехать к нам, в Куил’Тарро, Зой. Там ты быстро поправишься. Грета уже ждет нас в загородном имении, где мы с тобой когда-то в детстве играли. Я помню, как тебе там понравилось. И там не такая сырая погода, как в Амрундоре. Вот и будешь там жить до тех пор, пока полностью не поправишься. И крыску свою можешь взять с собой. Вот уж кто точно сможет тебя защитить.
Зойерин кивнул, и горячо улыбнулся другу. Он не стал спорить, зная, что Андрос очень упрям. И что решил, обязательно сделает. Да и сам Зой давно-давно, лет с одиннадцати, не был в том дворце Андроса и Греты. Определенно, стоило туда поехать. Может, в том теплом и сухом климате, где много солнца, и где сам воздух дышит южной силой жизни, его состояние и впрямь улучшится намного быстрее?
На следующее утро флаер Андроса увозил обоих друзей и Скрепку в Куил'Тарро. Король Эвендил без сомнения отпустил сына к его лучшему другу. Правда, немного волновался за дорогу: как Зой ее перенесет. Лорд Кадор полетел с Зойерином - он лучше знал его состояние и тонкости ухода за принцем. Даже если Куил'Таррийские врачи и способны будут позаботиться о Зое, он лучше знает, что и как с ним обстоит. В целях благополучного перелета Кадор дал Зойерину снотворного, чтобы он проспал всю дорогу и организм не надсадился в пути. И когда Зой проснулся, над ним во всю щебетала Грета. Он проснулся уже в загородном дворце принца и принцессы Куил'Таррийских.
Друзья окружили Зойерина теплотой и заботой. Все трое сильно скучали друг без друга, и о многом было время поговорить. Ужасалась и плакала Грета, услышав от Зоя подробный рассказ о страшных последствиях ядерной войны на планете Земля. Ужасался новым, более подробным фактам Андрос. Зойерин рассказал о своих опасениях насчет Арды: уж не эту ли ловушку может готовить для их планеты Мелькор, Враг на Севере? Если Земля параллельна Арде, то и события идут если не аналогичные, то схожие. И отражают одно в другом... Да и само множество миров и Вселенных настолько тесно взаимосвязаны, и так тонко настроены Создателем, что в одном месте что-то тронуть, в другом конце Вселенной отдастся... И бесследно ничего не проходит: ни для Арды, ни для любого из миров великой и необъятной сверх-Вселенной, которую эльфы именую Эа, или То, Что Существует.
Эти миры незаметно, но, так или иначе, дают о себе знать. Проникновение Зойерина через аномалию в параллельный мир и обратно - явное тому подтверждение. Или как в детстве с Андросом и Гретой они играли в волшебной стране Нарнии, куда попали просто через закрытую дверь в старинной башне с огромными резными часами где-то на порубежье Куил’Тарро и Амрундора, пока их родители решали судьбы стран... Выходит, та страна Нарния из их детских игр - такое же проявление в Арде еще одного параллельного мира? А дверь в старинной башне с часами служила в нее входом... Но там аномалии не ощущалось. И, тем не менее, она была.
Все это: желание изучить разные места, точки проникновения миров друг в друга крепко сидело в душе Зойерина с тех самых пор, как он пришел в себя после возвращения домой с Земли. Там тоже есть аномалии и странные и опасные поля. Граф Элоар со своими учеными еще пытался их изучать. И он собрал много данных по таким вещам. Их надо систематизировать, непонятные моменты прояснять... Ведь все аномалии, все явления, которые наука пока не может объяснить, имеют свою природу и подчиняются каким-то свои законам. Вот их разобрать и изучить, и поставил своей будущей целью Зойерин.
А сколько разных существ обитает в мире той же Арды? Которые, возможно, как Скрепка или как те же библиотекари, оказались изуродованными в подвалах Мелькора на Севере. Мудрые рассказывали, что в стародавние времена, еще до пробуждения эльфов, Мелькор уже осквернял Арду по-страшному: искажал природу, выводил чудовищ, с которыми сейчас сражаются ардийцы. И следы этих экспериментов и зла могут скрываться в недрах планеты, тая в себе смертельное зло, и проявляясь, как какие-то на первый взгляд безобидные явления... на это тоже стоит обратить пристальное внимание и изучить все тонкости подобного.
Да и поближе к самому Мелькору подобраться, проведать, что у него в голове, стоит. Пока только одному существу Арды это удалось: отцу королевы Глоредэли, восточному королю Глориону Тенно. Он сумел вызнать планы Мелькора, проникнув к нему в сознание, но это стало для него ловушкой и король не пережил всего, что узнал. А что именно - неизвестно. Как неизвестно и то, что медленно и мучительно убивало графа Элоара после его возвращения из аномалии.
Вот все это и решил самым тщательным образом систематизировать, собирать и изучать принц Зойерин. Делать это следовало вести на международном уровне - а это подразумевало достаточно широкую и разветвленную базу, которую предстояло построить в каждой местности Арды. В любом ее уголке могли быть объекты для изучения и исследования, и специалисты этой организации могли бы помочь всем, кто пострадал от таких аномалий, или кто пережил столкновение с ними, или просто чтобы известный в мире материал не пропал бесследно и послужил на будущее, чтобы защитить Арду от зла и предотвратить мало ли какие планы Врага. Мыслями своими он поделился с Андросом и Гретой. Те полностью одобрили проект. А Андрос добавил:
- Многие из этих явлений и впрямь кажутся безобидными, но значат гораздо больше и ведут гораздо глубже, чем кажется. А многие, как аномалии, с которыми мы столкнулись в Нарнии через дверь или какая находилась в подвале твоего дворца, ведут в иные миры. Но далеко не все ардийцы способны правильно это понять. Это пока стоит держать в секрете... «Секретные материалы» - так и стоит назвать организацию, которая будет все это изучать...
Зой улыбнулся в ответ другу. Он был с ним полностью согласен.
Помнил Зойерин и об обещании, которое дал сам себе, находясь на Земле, впервые оказавшись на Боровицкой, одной из станций Полиса. Это было создание ордена Хранителей Знаний. Зой тогда обещал сам себе, что если ему удастся вернуться домой, он обязательно создаст этот орден. Он считал, что брамины правильно делают, храня и оберегая накопленные знания. Орден Хранителей Знаний, задуманный им, должен был собирать знания, хранить их, накапливать и изучать то, что есть в мире. Несмотря на корону принца и хрупкое здоровье, Зойерин сам лично решил возглавить его на первых порах.
Хранителями Знаний, по его задумке и по оговоренным с Андросом и Гретой вопросам этой сферы, могли стать любые существа без разделения национального, полового или гражданского признака. Как и «Секретные материалы», орден Хранителей Знаний планировался на международном уровне. В каждой стране Арды могли быть личности, которые любили знания и науку, и хотели как-то быть полезными в ней, или просто заниматься любимым делом... Зойерин отметил для себя, что мудрецы ордена - Хранители Знаний - должны быть практически во всех странах, так как идеи их шли на благо.
Как показало время, в будущем орден Хранителей Знаний и «Секретные материалы» быстро стали широко известны и сразу зарекомендовали себя как прогрессивные, полезные и мирные. Короли и правители оценили по достоинству эти организации, и их филиалы появлялись один за другим в даже самых отдаленных землях, где ничего не слышали о принце Зойерине и его делах. А заодно принц Зойерин был напрямую в курсе всего, что происходило в тех странах, что опять-таки служило ему пищей для размышления, чтобы вычислить грядущие планы Врага, предотвратить их и спасти от разорения и гибели то, что было ценно в культурах всех стран и их народов.
Орден Хранителей Знаний охватывал в себя все отрасли науки и техники: химию, физику, медицину, астрономию, историю, биологию и другие. Ученые-биологи исследовали свойства всего живого мира, медики искали лекарства и разрабатывали методы для лечения народа, астрономы изучали звезды и собирали экспедиции в другие звездные системы, уфологи изучали жизнь на других планетах. Ученые достигли больших успехов, и знания приносили пользу и давали иной смысл и цель жизни для тысяч ардийцев разных народов, вступивших в Хранители Знаний. Инженеры и техники изобретали разные устройства - от портативного карманного компьютера до гигантского звездного крейсера, способного самообеспечивать себя и совершать межгалактические перелеты. Историки собирали архивы, восстанавливали прошлые события и писали летопись обо всех событиях, происходящих в Амрундоре, в соседних странах и по всей Арде. Этнологи записывали данные о культурах, языках и обычаях разных народов, населяющих Арду и иные миры, куда могли долететь межзвездные корабли. И все это служило миру и созиданию.
Если эльф, человек, гном, хоббит или какое иное существо желали вступить туда, чтобы посвятить свою жизнь науке, мудрости или изысканию каких-то научных идей в разнообразных сферах деятельности, они могли туда вступить после прохождения собеседования. Но чтобы направить ученых в нужное русло, были разработаны три условия для желающих вступить в Орден.
Первый обет - отказ от оружия. Хранители Знаний не носили мечей или луков и не были вооружены автоматикой или бластерами. Их орудием было слово и знания. И так как обет предписывал им хранить себя от оружия, стало быть, разрабатывать его они тоже не могли, кроме как сооружать защитные устройства от уже имеющихся видов, вроде щитов или магнитных отражателей. Тем самым Орден вышел из гонки вооружений и не разрабатывал разных жестоких приспособлений для устрашения или смерти. Но напротив, тратил ресурсы, чтобы предотвратить атаки извне, изучая оружие Моргота на основе данных разведки. И многие из премудрых разработок были призваны улучшить быт и уровень жизни живущих в Эа.
Вторым условием был отказ от политики. Ученые в статусе Хранителей Знаний не имели права выбираться в политические сферы, чтобы не занимать умы разборками между странами. Многие, особенно историки или философы, видя правду, могли дать совет или подсказать какую идею, но держались в стороне от политических ходов. И тем самым обеспечивали нейтральность науки, которая не должна быть зависима от превратностей политики. Да и тем сохранялись умы людей от влияния на принятия решений в сфере авторитарности того или иного ученого.
Третьим условием был отказ от брака вне Ордена. Это был предохраняющий клапан, чтобы отвлечение на далекого от науки супруга или супругу не сыграло против. Эти условия были разработаны Зойерином. По возвращении из Куил’Тарро в Амрундор, он созвал большой научный Совет и на его заседании эти условия были оговорены, были учтены все тонкости и вероятные проблемы, и общие уставы, правила и порядки Ордена были приняты на общем собрании ведущих ученых, обработаны и выведены в один Кодекс Хранителей Знаний, именуемый еще Кодексом Зойерина. Мирные ученые этого Ордена, превыше всего ценящие мудрость, направленную на созидание, немало больших и славных трудов сделали для мира и во многом сдерживали натиск Саурона.
И еще над одним делом размышлял принц Зойерин, пока поправлялся в загородном дворце своих Куил’Таррийских друзей. Это была негласная и тайная система разведки. Так же, как и Орден Хранителей Знаний, и «Секретные материалы», разведка планировалась на международном уровне. Предполагалось создать подробную и бдительную Агентуру Внешней Разведки в разных странах Арды и иных миров. Разветвленная сеть разведки Амрундора во всех странах должна была помочь Арде в разных вопросах обороны, предугадывание будущих ударов Саурона, изучать быт и нравы стран, сберегать и хранить достояние тех культур, среди которых им предполагалось жить. Разведчики и агенты, среди которых много было и Хранителей Знаний, могли вести не только слежку за мотивами Врага и предупреждать его козни. Они так же должны были составлять архивы и базы данных, по которым можно будет тем же Хранителям Знаний или просто тем, кто хотели знаний, прикоснуться к не искаженным фактам. На основе данных составлялись правдивые книги знаний, и так по кусочкам, собиралась обширная база данных о тех странах, которые давно исчезли. Но именно благодаря агентам разведки Зойерина и тому, что они собирали и записывали все данные об этих странах, нам многое известно как в этом мире, так и в иных мирах Вселенной. К тому же, еще одной целью амрундорских агентов было спасение населения разных стран в случае войн или иных угроз. Они готовы были предупреждать страны об опасностях, спасать мирных граждан и выводить их в безопасные места, изучать культуру и науку тех стран и применять ее в мирных целях. И много народов - как людей всех племен, гномов и хоббитов, так и жителей иных планетных систем было впоследствии спасено этими агентами.
Создание этих трех международных организаций: Ордена Хранителей Знаний, «Секретных материалов» и Общей Разведки в будущем оказало бесценную помощь Арде и иным планетам в борьбе со злом. Они были тем решающим шагом юного амурндорского принца, чтобы отвратить зло Саурона как от своей родной планеты, так и от иных, чтобы они не разделили участи Земли, чья цивилизация была уничтожена взрывами и радиацией. Не было страны или уголка во Вселенной, куда бы не просочились амрундорские агенты, и благодаря их действиям многое во Вселенной было сбережено и спасено. И в личной базе данных принца Зойерина были сведения и данные обо всех мирах Вселенной, докуда долетали представители его организаций. К тому же, в них охотно вступали и местные граждане разных земель, и это тоже служило всеобщему благу.
Ну а покамест 16-летний амрундорский принц еще только намечал создание и программы этих организаций и лечился в Куил’Таррийском дворце своих лучших друзей, принца Андроса и принцессы Греты. И Андрос немало удивлялся, как Зой это все смог придумать и расписать. А Зой только смущался, повторяя, что он должен обязательно сделать хоть что-то, что могло бы помочь миру и что не позволило бы в будущем Саурону торжествовать.
Много обо всем говорили друзья: Андрос, Грета и Зойерин. Многое что обсудили и прояснили. Здоровье Зойерина мало-помалу налаживалось и восстанавливалось - благоприятный теплый климат Куил’Тарро явно был ему в пользу.
Часто, гораздо чаще, чем сам предполагал, вспоминал Зойерин о своих друзьях-землянах: Амалии и Артеме, о Хане и Ульмане. После того, что они прошли бок о бок в страшном мире московской подземки, это была не просто дружба. И Грета, и Андрос понимали: Зойерин и впрямь был частью их жизни, а они - его. Да и они, окажись на его месте, чувствовали бы то же самое...
Наслушавшись рассказов друга о том, какие чудовища обитают в том мире, где он побывал, Андрос все крепче загорался желанием непременно там побывать. Зойерин попытался отговорить друга, ссылаясь на страшную аномалию, которая едва не убила его по возвращению домой, и на слишком большие страхи, что там существовали, но тот был непреклонен:
- Зой, если там живут существа пострашнее Скрепки и есть такие жуткие аномалии, то я просто обязан там побывать. Может, и я себе какую зверушку заведу?
Зойерин только вздохнул, краснея:
- Ты неисправим, Андрос. Поживем - увидим... Может, и появится возможность побывать там. А может и к нам кто с Земли прилетит... Аномалия-то двусторонняя!

@темы: Средиземье, Метро 2033, Зойерин, Амрундор

URL
   

RameryStar

главная